Новости

Регистрация | Вспомнить

0

новых

0

обновить

Cуд по обвинению мэра в организации убийства завершился многоточием

[02.07.2008 / 09:40]

      2 июня Иркутский областной суд вынес постановление «О прекращении уголовного дела» в отношении мэра Усть-Илимска Виктора Дорошка, обвиняемого в организации убийства заместителя генерального директора УИ ЛПК Александра Пуртова 19 декабря 1996 года. Основанием для решения суда стало ходатайство адвокатов обвиняемого о прекращении уголовного дела в связи с истечением срока давности по данному преступлению. Суд также постановил освободить обвиняемого Виктора Дорошка из-под стражи в зале суда. Сам Виктор Дорошок не признал себя виновным, но поддержал ходатайство своих адвокатов и согласился с прекращением дела по нереабилитирующим обстоятельствам. 9 июня Виктор Дорошок приступил к исполнению обязанностей главы муниципального образования г. Усть-Илимск.
       Пять месяцев предварительного следствия и еще пять месяцев судебного разбирательства закончились телевизионным обращением освобожденного из СИЗО мэра Дорошка к жителям города с заверениями в его, Виктора Дорошка, невиновности и готовности работать на благо «прекрасного города Усть-Илимска». В этот же день Виктор Васильевич дал пресс-конференцию для городских СМИ.
       10-месячное нахождение мэра города в тюрьме по обвинению в тяжком преступлении, естественно, вызвали самый живой интерес у журналистов. Городское телевидение вообще явилось чуть ли не полным руководящим составом. Оппозиция в лице депутатов Ташкинова, Рябикова и Ситникова также не стали упускать возможность взглянуть в глаза мэру города и, используя наличие городских СМИ, еще раз обозначить свое отношение к нему. Всем было интересно, что может сказать человек, обвиненный в организации убийства, но не считающий это обстоятельство каким-либо препятствием для отправления властных полномочий. Но вот только Виктор Васильевич несколько разочаровал. Он был непривычно молчалив на пресс-конференции. Ограничивался краткими ответами. На некоторые вопросы вообще отказывался отвечать.
      
       Намеки тонкие на то…
      
       Молчаливость бывшего узника с лихвой компенсировала обаятельная и высокопрофессиональная адвокатесса Ольга Самсонова. Весьма тонко и очень искусно она подводила всех присутствующих к мысли об абсолютной невиновности своего подзащитного. Ольга Александровна искренне сетовала на несовершенство законодательства, на юридическую казуистику в тексте судебного постановления, что, к ее глубокому сожалению, позволяет по-разному трактовать вопрос о виновности-невиновности мэра Усть-Илимска. Без слез невозможно было слышать о пошатнувшемся за время заключения здоровье Виктора Васильевича. И получалось, что только перенесенное Виктором Дорошком двустороннее воспаление легких не позволило защите добиться однозначно оправдательного приговора. По словам Ольги Александровны, речь шла о жизни и смерти. И как следовало из этого, промедление, то есть дальнейшее нахождение Виктора Васильевича в тюрьме, было смерти подобно. При этом и Ольга Александровна, и Виктор Васильевич избегали оценок действий правоохранительных органов, с чьей подачи 10 месяцев Виктор Васильевич томился за решеткой. Более того, адвокат и ее клиент избегали комментариев и оценок решения суда, пояснив, что гособвинение может подать кассационную жалобу в Верховный суд. И до его решения комментировать что-либо просто некорректно.
       Однако о некоторых обстоятельствах судебного процесса журналистам все-таки рассказали. Прежде всего, инициатива уголовного преследования, по словам Виктора Дорошка, исходила от неких враждебных сил. И эти враждебные силы не гнушались лжи в своих свидетельских показаниях на процессе. И, как сказала Ольга Самсонова, материалы процесса и аудиозапись позволяет защите выявить противоречия в показаниях свидетелей со стороны обвинения, то есть тех самых враждебных сил. Очень аккуратно Ольга Александровна подвела журналистов к выводу о странном неучастии, если не сказать – незаинтересованности в деле потерпевшей Тамары Пуртовой, вдовы убитого. Адвокат Самсонова только указала, что ей не пришлось беседовать со вдовой, а видела она Тамару Александровну лишь один раз. Какие еще выводы могут последовать из этого, как бы мимоходом сделанного замечания? Только то, что у потерпевшей нет никакого дела до установления истины… И если бы я не была знакома с Тамарой Пуртовой (Усть-Илимск – город маленький), то именно так я бы и подумала и не стала бы кидать камни в моих коллег, которые сделали такой же вывод. Уж больно искренней выглядела адвокат Самсонова. Но о том, что думает Тамара Пуртова, несколько позже.
      
       Постановление суда: здесь читаем, здесь рыбу заворачивали
      
       А пока на пресс-конференции я пыталась понять, почему в постановлении суда ни один установленный судом факт преступления не оспорен защитой. Ольга Александровна любезно пояснила, что судья почему-то построил мотивировочную часть процессуального документа только на выводах гособвинения. И вообще следует в этом документе читать только то, что идет после слов «Суд постановил». Честно говоря, я не совсем поняла, почему защита еще в феврале вышла с ходатайством о прекращении дела в связи с истечением срока давности, а не в связи с полной и абсолютной невиновностью Виктора Дорошка, о чем он сам не устает повторять. Я не поняла, почему защита не опровергла и не оспорила факты, представленные обвинением, доказывающие мотив преступления: «В августе 1996 года…Дорошок В.В.принял решение организовать убийство… Пуртова А.В. из корыстных побуждений, преследуя цель запугать руководство ОАО УИ ЛПК и понудить принять решение о возврате имущества и погашения задолженности перед АОЗТ «Ксилема» (из Постановления о прекращении уголовного дела). Почему защита согласилась с тем, что «реализуя свой преступный замысел, Дорошок В.В., взяв на себя роль организатора преступления, подыскал на роль пособника в совершении убийства ранее знакомого ему Пихуна О.П…., пообещав заплатить ему за убийство Пуртова 25 000 долларов США» (из Постановления...) Из пояснений адвоката Самсоновой мне удалось понять, что дело по обвинению в убийстве Виктора Дорошка имеет беспрецедентный характер, что, возможно, судья при составлении текста Постановления исходил из привычного формата такого рода документов. И вообще, читать надо только после слов «суд постановил», еще раз сделала я вывод из пояснений адвоката.
      
       Эта сладкая-сладкая власть
      
       Пока Ольга Самсонова водила журналистов по правовым закоулкам конкретного уголовного дела, Виктор Дорошок удостоил ответами некоторые вопросы. По поводу мер физического воздействия, применяемых к нему в тюрьме, он ничего не сказал. На вопрос о ближайших планах ответил, что пока работает с замами и разбирается в ситуации. Чуть позже он решит, пойти ли ему в отпуск или продолжить работать мэром. Виктор Васильевич пояснил, что у него ни с кем никаких конфликтов нет, а человека по фамилии Ташкинов он вообще не знает. Из слов Виктора Васильевича следовало, что в связи с отсутствием у него врагов вопрос об их прощении или непрощении не стоит. Однако Виктор Васильевич жестко процитировал себя же во время избирательной кампании, что подлость он не прощает. На вопрос о правовой коллизии с Уставом, касающейся исполнения обязанностей на период отсутствия мэра города Виктор Дорошок ответил, что в части главы администрации исполняющий обязанности должен быть. Другая же составляющая должности мэра – представительная - никому не должна передаваться. Ведь обязанности Президента страны или губернатора никто не исполняет, пояснил Виктор Дорошок. Что ж свои властные амбиции мэр Усть-Илимска никогда не скрывал, потому и параллели столь значительные. Но изменения в Устав города об исполнении обязанностей в период отсутствия мэра уже внесены. И в том же Уставе написано, что мэр не может быть мэром только в случае ОБВИНИТЕЛЬНОГО ПРИГОВОРА суда. Про установленное судом обстоятельство - «Смерть Пуртова…наступила на месте происшествия …и состоит в прямой причинной связи с умышленными действиями Дорошка, Пихуна, Федосимова» - в Уставе города Усть-Илимска ничего нет. А значит, и нет препятствия для того, чтобы Виктор Дорошок продолжал быть мэром. Понятия про совесть, справедливость и Божий суд к формулировкам Устава города не имеют никакого отношения.
       Ну, а то, что власть дискредитирована причастностью ее представителя к преступлению - так это проблемы самой власти, которую мы выбираем.
      
       Строго по тексту Постановления суда
      
       Итак, Виктор Дорошок считает себя невиновным в убийстве заместителя генерального директора УИ ЛПК Александра Пуртова. Однако за пять месяцев разбирательства суд установил (кроме процитированного выше): «В начале сентября 1996 года …Дорошок передал Пихуну денежную сумму в размере 25 000 долларов США в качестве оплаты за убийство Пуртова», «Исполняя требования Дорошка, Пихун и Федосимов, действуя совместно и согласованно между собой, руководствуясь единым с Дорошком умыслом, направленным на причинение смерти Пуртову из корыстных побуждений, за денежное вознаграждение в размере 25 000 долларов США, то есть по найму со стороны Дорошка, 19 декабря 1996 года проследовали к гостинице «Лесная», находящейся рядом с домом …, где проживал Пуртов, в целях причинения последнему смерти…», «Поскольку Пихун и Федосимов получили от Дорошка авансом денежное вознаграждение в полном объеме, об исполнении заказа Пихун не сообщил Дорошку, предполагая, что последнему об убийстве станет известно из других источников» и так далее. Полная картина преступления, одним из исполнителей которого, как следует из текста того, что установил суд, является Виктор Дорошок…
       При этом защита, как уже было сказано, не подвергла сомнению ни один из доводов обвинения, судя по всему нашедших подтверждение в суде. Защита Виктора Дорошка сосредоточилась на том, что после совершения преступления «истекло более 10 лет». (Значит преступление было? - авт), что подзащитный Дорошок «с 19 декабря 1996 года и по настоящее время не совершал НОВЫХ преступлений…» (Значит преступление таки было? - авт.). К тому же Виктор Васильевич не скрывался от следствия и суда, «проживал в г. Усть-Илимске, занимая публичную должность мэра, не только не представлял собой социально опасную личность, но, наоборот всей своей деятельностью способствовал развитию и процветанию города, чьи жители неоднократно оказывали ему доверие…»
       Могу предположить, что столь проникновенное ходатайство защиты, заявленное милейшей Ольгой Самсоновой, не могло не вызвать сочувствие со стороны суда, посчитавшего именно доводы защиты более убедительными. И даже отсутствие раскаяния обвиняемого, по логике, необходимого для применения п.3 ч.1 ст.24 УПК РФ, не повлияло на решение суда немедленно освободить Виктора Дорошка из-под стражи. Вот что значит сильный адвокат! До последней копейки Ольга Александровна отработала свой гонорар, размер которого почему-то назвать отказалась. Успех адвоката Самсоновой, вероятно, способствовал и тому, что ее клиентом стала и Татьяна Казакова, мэр Листвянки. Еще одна узница СИЗО из группы риска по принадлежности к профессии.
      
       Так в чем вопрос?
      
       Точку в уголовном деле, прекращенном Иркутским областным судом, ставить пока рано. Гособвинение направило кассационную жалобу на решение суда в Верховный суд.
       Вдова убитого заместителя генерального директора УИ ЛПК Александра Пуртова Тамара заявила, что поддержала кассационную жалобу гособвинения и в настоящее время рассматривает возможность подать иск на Виктора Дорошка.
       - Постановление областного суда, в котором установлено, что Дорошок принимал участие в убийстве моего мужа, позволяет мне требовать с него материальную компенсацию. Деньги Дорошка не вернут мне мужа, а сыну отца. Но я воспользуюсь своим правом только для того, чтобы положительные характеристики Дорошка и несовершение им новых преступлений никого не обманули. Я не добиваюсь того, чтобы Дорошок сидел в тюрьме. Я хочу справедливости, - сказала Тамара Александровна. Она пояснила, что не считала необходимым постоянно находиться в зале суда, в чем ее как бы упрекнула защита Дорошка. «Представители обвинения очень профессиональны, у меня не было ни капли сомнений в их компетенции. На мой взгляд, виновность Дорошка установлена. А находиться постоянно в зале суда среди сыновей того, кто моего сына сделал безотцовщиной, видеть его самого - это выше человеческих сил. Дети Дорошка благодаря решению суда остались с кормильцем. Для своей семьи уже 12 лет кормилец я», - добавила Тамара Пуртова.
       Вероятно, Виктор Дорошок – хороший кормилец для своей семьи, коль его родственники могли позволить себе безотлучно находиться в зале суда все пять месяцев. А Тамаре Пуртовой надо работать, ее и ее сына лишили опоры в жизни.
      
       Татьяна Костицына
       Вестник Усть-Илимского ЛПК
Категории:  Дело Дорошка
 

Лес

Ответ на сообщение - vvv

А вы по видимому в доле. Или родственник???

03.07.2008 10:18:17

вверх